Новости


Музей истории трактора принимает участие в XXVII Межрегиональной выставке в области культуры и туризма «Регионы – сотрудничество без границ», проходящей в Чебоксарах в Ледовом дворце «Чебокары Арена». В этом году она проходит в онлайн-формате
 27.11.2020


Библиотека Музея трактора приумножилась двумя новыми печатными трудами – фотоальбомом, посвященным 45-летию завода Промтрактор, а также раритетной книгой «Тракторы. СТЗ-Интернационал. Катерпиллар (ЧТЗ-Сталинец)»
 26.11.2020






 

 


 

17.06.2020

АМЕРИКАНСКИЙ ХЛЕБОРОБ НА ПОЛЯХ СТРАНЫ СОВЕТОВ

17 июня 1930 года стало знаменательной вехой в истории отечественного тракторостроения. тогда, 90 лет назад, с конвейера Сталинградского тракторного завода сошел первенец предприятия – пахотная модель СТЗ 15/30. 

Появлению трактора СТЗ 15/30 предшествовала долгая история. И есть в ней страницы, связанные с голодом. Факт – в начале XX века Россия постоянно недоедала. Положение страны усугубилось в годы сражений Первой мировой войны, последовавшей затем революции, гражданской войны и разрухи. Одной из причин бедствия являлось крайняя отсталость в области механизации труда: страна во многом продолжала полагаться на живую тяговую силу. Например, на момент 1925 года, как показывали в свое время исследования комиссии Госплана, во всех российских губерниях ощущался дефицит в 4,4 млн. лошадиных сил, из-за чего сельское хозяйство продолжало оставаться крайне неэффективным, тогда как экономическая отдача агросектора США и Европы была несравненно выше благодаря высокой степени тракторизации. Конечно, развести миллионы голов дополнительных коней было утопией – большинство посевных площадей пришлось бы попросту занять таким «энергоносителем» как овес. Но чем кормить при этом людей? Ведь народонаселение государства достигло планки в 145 млн. человек? Ответ имелся один – срочно пересадить крестьян на железных коней.
 
ПОБЕДИТЕЛЬ ОПРЕДЕЛИЛСЯ В КОНКУРСЕ 
К сожалению, «новая экономическая политика», проводившаяся в СССР, решить проблему механизации села в сжатые сроки не могла при всем желании – к 1928 году в сфере промышленного производства СССР заметно отстал от западных стран. Причем даже больше, чем в 1913 году! Беспристрастные цифры статистики рост показывают, что рост основных производственных фондов в 20-е гг. находился в интервале 1-2% в год, отчего увеличивалось отставание Советского Союза от Западных стран. На мировой арене явно вызревала новая война. Чтобы не погибнуть, к концу 1920-х гг. страна в интересах национальной безопасности вынужденно избирает планово-директивное развитие путем интенсивной индустриализации и коллективизации. Появление в СССР крупных агрохозяйств – колхозов и совхозов – требовало большого количества мощных машин. В нашей стране на тот момент имелись производства, выпускавшие пахотные машины – Краснопутиловский завод в Ленинграде, «Красный прогресс» в Запорожье и завод «Возрождение» в городе Маркс. Однако все три предприятия являлись откровенно слабыми, едва производящими полукустарным способом несколько сотен единиц в год тракторов марки «Фордзон-Путиловец» в 20 л.с. (копия керосинового американского «Fordson F»), «Запорожец» и «Карлик» (отечественные конструкции, работающие на сырой нефти, мощностью в 12 л.с.). Помимо прочего, механизмы не отличались особым качеством – сказывалось отставание в области современных технологий литья сплавов с требуемыми характеристиками, отсутствие на заводах поточных конвейеров и обрабатывающего оборудования нужных типов. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать – изготовление сотен тысяч тракторов силами имевшихся в стране предприятий могло привести к фатальному проигрышу на мировой арене. Требовалось в кратчайшие сроки создать или перенять более совершенные технологии и запустить на своей земле современные, мощные производства, оснащенные по последнему слову машиностроительной науки. Для решения вопроса в СССР создается комиссия правительства, нацеленная на решение задачи по выбору оптимального образца трактора, а также для закупки промышленного оборудования и технологий за рубежом для развития современных тракторостроительных заводов. Параллельно, для сервисного сопровождения машин, в государстве развертывалась сеть машинно-тракторных станций. Определить тип трактора решили в ходе Всесоюзного конкурса по испытанию тракторов. Главным условием при выборе машины являлась ее универсальность. Очевидными фаворитами стали четыре конструкции – шведский «Avance 30-35 HP», немецкий «Hanomag WD R26», а также американские тракторы «Rumely Oil Pull 40/60» и «McCormick-Deering 15/30». Первым из состязаний выпал шведский трактор – выяснилось, что при больших тяговых усилиях передок «Avance 30-35 HP» задирался, ухудшалась его управляемость, а из выхлопной трубы вылетали искры, воспламеняющие траву. У «Rumely Oil Pull 40/60» на полевых работах часто выходил из строя задний мост. «Hanomag WD R26» был надежен, но крайне сложен в производстве. Всех обошел «McCormick-Deering 15-30» американской компании «International Harvester», отличавшийся большой мощностью на крюке, обладавшей способностью работать с широкой палитрой сельхозорудий. Кроме того, все агрегаты трактора – керосиновый двигатель, коробка передач, рулевое управление – представляли собой модульные узлы. При необходимости части легко демонтировались и быстро заменялись, облегчая механизаторам ремонт в полевых условиях. 
 
ПЕРВЫЙ С КОНВЕЙЕРА 
Места для возведения двух мега-предприятий по выпуску советской версии «McCormick-Deering 15-30» определили в городах Сталинград и Харьков. Строительство велось с привлечением крупнейшей в мире американской проектно-архитектурной компании «Albert Kahn Inc.», помогавшей советским специалистам освоить прогрессивную технологию каркасных конструкций. Этот метод, разработанный знаменитым архитектором Альбертом Каном, в 30-е годы параллельно с нами перенимали в Европе также французы и немцы. Он позволял быстро проектировать огромные предприятия и молниеносно их возводить. Уже к февралю 1930 года строительные работы в Сталинграде завершились, началось насыщение цехов оборудованием. Энергично двигались работы и в Харькове. Для наладки конвейеров с заводов Генри Форда пригласили сотни специалистов. Американцы легко согласились переехать в СССР – Советы платили приличную зарплату, и многие ехали в Сталинград спасаясь от экономической депрессии в США. Пуск Сталинградского тракторного завода состоялся 17 июня 1930 года, когда с конвейера промышленного гиганта сошел первый трактор марки СТЗ 15/30 (СТЗ-1), что стало огромным праздником для всей страны. Эту единицу заводчане, с горделивой надписью на радиаторе «Первый с конвейера», по железной дороге отправили в Москву, где она своим ходом далее дошла по Мясницкой улице до Большого театра, где проходил XVI съезд компартии, и там трактор две недели демонстрировалась как достижение первой пятилетки в СССР. По окончании съезда машину передали на вечное хранение в Музей революции, где она находится и поныне. Еще один трактор из первых партий сегодня экспонируется в Научно-техническом музее истории трактора в Чебоксарах. 

СЕРГО ОРДЖОНИКИДЗЕ ПРИШЛОСЬ ЗАСУЧИТЬ РУКАВА 
Сталинградский гигант был запущен. Но вот дальше… Дальше завод буквально застыл! При проектной мощности 144 трактора в сутки, предприятие еле-еле выдавало… 20 машин. Сказались просчеты в организации управлением производства, плохо отлаженные технологические процессы, отсутствие опыта использования новой техники, переоценка роли конвейера. Большим тормозом стала и «социалистическая уравниловка», когда на заводе имелись производственно-трудовые коммуны, в которых все было общим, а зарплату коммунары получали на одну книжку. Естественно, что в условиях промпроизводства подобные методы мотивации рабочего персонала совершенно не годились. Расшить проблемные узлы в апреле 1931 года в Сталинград прибыл лично председатель ВСНХ Серго Орджоникидзе, курировавший в Советской России машиностроение. Он сумел в кратчайшие сроки решить кадровые вопросы, покончил с «уравниловкой», внедрил хозрасчет, наладил логистические процессы на предприятии. Благодаря энергичным мерам, через год, к апрелю 1932 года, СТЗ вышел на проектную мощность и стал работать как часы. Опыт завода стал хорошим уроком, который затем распространили на все конвейерные производства Советского Союза. В частности, пригодились наработки сталинградских тракторостроителей при пуске Харьковского тракторного завода в октябре 1931 года. Здесь стала выпускаться та же модель трактора, что и в Сталинграде – «McCormick-Deering 15-30», получившая индекс ХТЗ 15/30 (впоследствии оба трактора в официальной документации получили общую аббревиатуру СХТЗ 15/30, расшифровывавшуюся как Сталинградский и Харьковский тракторные заводы). Модель производилась на двух заводах до 1937 гг. После войны сборка трактора также осуществлялась с 1948 по 1950 гг. «Вторым авторемонтным заводом» (г. Москва). Всего в СССР произвели 397500 единиц.
 
ТОЛЬКО ЖЕЛЕЗНЫЙ КОНЬ! 
С 1932 года закупки импортных тракторов прекратилась, отечественные заводы стали поставлять сельскому хозяйству через машинно-тракторные станции свыше 60 тысяч тракторов ежегодно, в основном марки СХТЗ 15/30. Тракторный парк сельского хозяйства к 1936 году достиг показателя в 7,6 млн. лошадиных сил. Отныне на полях страны Советов властвовал железный конь. Механизация обработки почвы тракторами СХТЗ 15/30 дала возможность высвободить из села миллионы рабочих рук, требовавшихся на строительстве новых и новых заводов по всей стране. Причем, даже при меньшем количестве рук в сельском хозяйстве, валовой сбор зерновых, благодаря тракторам, теперь уверенно зашкаливал за отметку в 50 млн. тонн, что позволило, наконец, накормить население державы и успеть провести до 1941 году индустриализацию. Недаром впоследствии по всей стране трактору-кормильцу СХТЗ 15/30 устанавливали памятники – машина на славу потрудилась, навсегда вытеснив с наших полей деревянную соху и лошадь.

Возврат к списку